В еженедельном американском журнале «Entertainment Weekly» вышло интервью с участниками группы BTS. Корреспондент Лия Гринблатт побывала в офисе агентства Big Hit Entertainment, чтобы увидеться с мемберами группы.

Величайший шоумен: эксклюзивный взгляд на мир BTS

Может быть, вы видели их на диванах на шоу Эллен Дедженерес и Джимми Фэллона, когда они обменивались с ведущими шуточками на двух языках. Возможно, это было, когда они произносили торжественную речь на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре прошлого года. Или когда на февральской премии Грэмми, куда они ворвались в смокингах и с волосами разных цветов, их приветствовала лавина криков.

Или, возможно, вы впервые заметили BTS, увидев их на обложке этого журнала. Но все же не ошибусь, сказав, что в течение последних двух лет этот септет захватил мир: два альбома стали No.1 в чартах Billboard в течение трех месяцев; более 5 миллиардов прослушиваний в Apple Music и Spotify; череда аншлаговых концертов от Staples Center в Лос-Анджелесе до знаменитого лондонского стадиона Уэмбли.

Вряд ли все это делает их первым бойз-бэндом, который серьезно повлиял на мировую культуру. Однако тот факт, что все они рождены и воспитаны в Корее, поют на корейском языке, лишь немного приправленном английским — делает их триумф чем-то новым. И это говорит о появлении беспрецедентного типа мировой валюты — поп-музыки, которая распространяется по миру без барьеров, даже если геополитика, кажется, отступает все дальше за жесткие линии и высокие стены.

… В ослепительно солнечный мартовский день в Сеуле за пять недель до выхода ее шестого EP «Map of the Soul: Persona», группа готовится к записи в стенах своего агентства Big Hit Entertainment. В подобных зданиях и происходит большая часть феноменальной магии, известной как k-pop. Хотя штаб-квартира Big Hit находится на тихой боковой улочке в районе Каннам (да, о котором PSY и пел в своем нашумевшем «Gangnam Style» 2012 года), она очень похожа на любой другой офис: гладкие бетонные коридоры, конференц-залы с хорошо укомплектованными мини-холодильниками, плюшевыми игрушками и встречающимися то там, то тут креслами-мешками. Только витрины, изобилующие по-настоящему ошеломляющим количеством рекламных плакатов и статуэток, и глянцевый крупномасштабный аншлаг BTS с концерта в Нью-Йорке в Citi Field в октябре прошлого года, выдают, каким именно бизнесом занимается этот офис.

Спускаемся по длинному коридору. Все семеро участников группы готовятся снимать видеоролик-благодарность за награду iHeartRadio, которую они не смогут принять лично. Чимин, пухлогубый блондин, тщательно укладывает волосы в гардеробной комнате, заставленной стеллажами со стильной джинсовой и неоновой уличной одеждой. Десятки пар нетронутых Nikes и Converse сложены в угол, одинокая куртка из меха цвета клубничного мороженого падает с вешалки позади него.

Чонгук, малыш группы 21 года, послушно сидит на складном стуле в танцевальной студии, его волосы уже уложены. J-Hope проходит мимо в белой классической рубашке, украшенной изображением Барта Симпсона, усмехается и исчезает. Шуга, Ви и Джин собираются на низких диванчиках, вертя в руках телефоны и время от времени поют фрагменты песни «My Bad» американской звезды R&B Халида. Оратор приходит последним.

Они пробегают свою речь для съемочной группы и делают четыре или пять дублей, пока режиссер не будет доволен. Затем устраиваются для беседы в просторной комнате отдыха наверху в сопровождении своего переводчика — крупного и дружелюбного лысого человека по имени Джон, одетого в деловой костюм. (Если не указано иное, то он переводит ответы всех участников коллектива, кроме RM).

Через несколько недель после возвращения со своей первой церемонии Грэмми они все еще под впечатлением: вручают премию H.E.R за лучший R&B альбом; беседуют с Шоном Мендесом в мужской комнате: «Мне нужно было представиться ему? — вспоминает Чимин, — но он поздоровался первым, и это было действительно приятно». Они сидели всего в нескольких шагах от Долли Партон. («Она была прямо перед нами! — удивляется Чонгук. — Потрясающе»).

Они такие же ослепительные, какими кажутся и другие знаменитости: видеть BTS во плоти — значит, чувствовать некоторую нереальность происходящего. Это сбивает с толку, но не вызывает неприятных ощущений. На экране группа может выглядеть смущающе красивой: они — иконы своего рода непорочной, почти постгендерной красоты, для создания которой, кажется, есть специальные фильтры в Snapchat. Когда видишь их лично, они остаются такими же красивыми, но при этом в гораздо более привлекательном, мальчишеском смысле: их делает такими какая-нибудь ерунда, вроде потрескавшихся губ или другого крохотного дефекта. Заберите у них высокие ботинки Balenciaga и украшения C-Chanel, и они станут милыми студентами из колледжа, сидящими за соседним столиком в кафе или поезде.

Впрочем, езда на общественном транспорте или случайный поход в Starbucks — давным-давно не вариант для BTS. В Сеуле их фотографии украшают косметические киоски и уличные указатели, борта автобусов и даже огромные рекламные щиты, которые за деньги арендуют частные лица, чтобы поздравить своего биаса с днем рождения. В таких городах, как Сан-Паулу, Токио и Париж, фанаты заблаговременно собираются на концерты и публичные выступления группы, торгуют разными пустяками, связанными с группой, обмениваются слухами. Когда BTS опубликовали видео под хэштегом #InMyFeelingsChallenge на песню Дрейка (где J-Hope танцует на улице параллельно с двигающимся автомобилем — прим. ред.), оно стало самым любимым твитом 2018 года. А этим летом компания Mattel выпустит официальную линейку кукол BTS.

В самом центре этого странного урагана славы парням удалось найти несколько очагов нормальной жизни. Чимин с тоской вспоминает время, когда в Чикаго они могли незаметно выскользнуть из своих гостиничных номеров «поздно ночью, просто чтобы подышать свежим воздухом». Но в большинстве мест, признается он, «это действительно не обсуждается», разве что они разделятся на несколько маленьких групп. «Я имею в виду, посмотри на нас, — добавляет со смехом RМ, проводя рукой по своим волосам, окрашенным в серебристый цвет. — Семеро парней с окрашенными волосами! Это действительно слишком много».

Вместо этого они сосредотачиваются на том, что сделать пока удается. Например, незаметно просочиться в кинотеатр («Всегда самый последний или самый ранний сеанс», — говорит RМ, если они хотят остаться незамеченными). Делать покупки в Интернете (Ви любит eBay, предпочитая покупать там одежду). Съездить на рыбалку, поиграть в StarCraft дома. Совместное проживание характерно для звезд k-pop, и BTS, похоже, ценят эту стабильность: «Мы живем вместе уже восемь, даже почти девять лет, — говорит Чимин. — Вначале у нас было много споров и конфликтов. Но мы достигли той точки, когда можем общаться даже без слов, просто наблюдая друг за другом и читая выражения лиц».

Несмотря на то, что во время интервью они неизменно вежливы, ощущение запертого внутри них хаоса не покидает: когда они все вместе, то становятся своего рода вихрем из милых кувыркающихся щенков – все их игривые подталкивания, тычки в спину и сложные рукопожатия. Но что удивляет не меньше, так это очаровательная нежность, с которой они относятся друг к другу в более спокойные моменты беседы. Когда группе задают вопрос, участники стараются сделать так, чтобы каждый из них мог высказаться, а если кто-то не может сразу подобрать подходящее слово, другие быстро протянут руку, чтобы обнадеживающе похлопать по колену или обнять его.

Даже языковой барьер при общении с американским репортером не может скрыть их индивидуальность, характеры сразу проявляются, когда их просят назвать самые яркие впечатления от поп-музыки. «Я любил Pussycat Dolls – «Stickwitu», — говорит J-Hope, самый опытный танцор группы, щелкая пальцами и напевая припев песни. Для RМ, который начинал свой путь на андеграундной рэп-сцене Сеула — Eminem – «Lose Yourself». «Я думаю, это сродни жизненному выбору для многих людей во всем мире, — признается он. — Я не могу забыть тот момент, когда впервые посмотрел «8 Mile» и услышал это гитарное вступление. Это был переломный момент». Для Чонгука, который выпустил каверы на песни Джастина Бибера и Троя Сивана, этим воспоминанием стала бессмертная баллада Ричарда Маркса – «Now and forever».

Спокойный Шуга называет «Imagine», написанную Джоном Ленноном, и описывает ее как первую песню, в которую он влюбился. Похоже, это подходящий момент, чтобы спросить: на каком месте BTS видят себя в пантеоне сердцеедов от музыки, который по сути начался с «ливерпульской четверки». «Иногда бывает очень неловко, когда кто-то называет нас Beatles XXI века или как-нибудь в этом духе, — признается RМ. — Но если они хотят назвать нас бойз-бэндом, то мы — бойз-бэнд. Если они хотят назвать нас мальчиковой группой, мы мальчиковая группа. Если они хотят называть нас k-pop, значит, у нас все вышло с k-pop».

Ах да, k-pop. В Южной Корее, этот музыкальный жанр стал не просто главным культурным продуктом, но многомиллиардным экспортом. Исполнители, известные как «айдолы», проходят строгую школу, учась пению, танцам и общению с публикой и СМИ. Обучение продолжается долгие годы, прежде чем они будут готовы к выходу в свет. И это окупается: бизнес процветает с начала 90-х годов, звезды, начиная с Girls’ Generation и заканчивая G-Dragon, захватывают музыкальный рынок не только в Азии, но в Европе и Америке. Но все это время звучание k-pop оставалось довольно последовательным — хитрая смесь битов, подходящих для танцевальных и ночных клубов, гиперсладкие припевы и более урбанистические интонации западного хип-хопа и R&B — это звучание никогда прежде не било по слушателям таким ударом молнии, как звучание BTS.

Бан Ши Хёк, генеральный директор и основатель Big Hit Entertainment начал собирать группу в 2010 году, когда все участники были еще подростками: RМ и Шуга появлялись на местной рэп-сцене; Чимин и J-Hope изучали танцы в школах искусств; Ви, который с раннего детства сосредоточился на пении, официально присоединился к группе в 2013 году. Джин был начинающим актером, которого из-за его внешности завербовали чуть ли не на улице; Чонгук – главный вокалист группы, присоединился, еще учась в средней школе.

Хоть фан-сайты и склонны выделять различия участников (Чонгук — Дева, который любит пиццу! Ви коллекционирует галстуки и скрипит зубами во сне!), каждый мембер в группе действительно занимает уникальное место. Будь то склонность к работе со звуком, написанию лирики или созданию невероятных хуков, на которых держится вся песня. «Конечно, с семью участниками в группе, у нас семь разных музыкальных вкусов, — говорит RМ. — Поэтому, когда дело доходит до написания песен, это похоже на большое соревнование». «Иногда мы напишем текст и понимаем: он больше отражает мой внутренний мир, — добавляет J-Hope. — Поэтому мы оставляем этот материал для сольных песен».

Поскольку Big Hit не ограничивает их право использовать идеи для сторонних проектов — а также потому, что аппетит у публики в Интернете ко всему, что связанно с BTS, по-видимому, неутолим — участники регулярно выпускают сольные работы через сервисы EP, SoundCloud и микстейпы. Но основное влияние по-прежнему оказывают официальные выпуски альбомов и особенно темы, которые участники затрагивают в своих песнях — заметный уход от ограниченных, часто сильно оптимистичных тем, которые обычно используют в своем творчестве другие k-pop артисты.

Я обещал участникам с самого начала, что музыка BTS будет исходить из их собственного опыта, — говорит Бан Ши Хёк. — Их последующая открытость в отношении собственной борьбы с депрессией, неуверенностью в себе и давлением, которое растет из необходимости соответствия нормам, привела их прошлой осенью в ООН, где RМ выступил с рекламной кампанией — «Love Myself» и партнерством с ЮНИСЕФ #ENDviolence».

«Они выделяются, — говорит американский диджей и продюсер Стив Аоки, самый продаваемый исполнитель танцевальной музыки, который сотрудничал с группой при создании нескольких треков. — И я говорю не только о k-pop. Они добавляют в музыку так много своего, своих историй, того, что они из себя представляют. И мир влюбился в них, потому что они показывают ту уязвимую сторону, которую все хотят видеть».

Помогает и то, что более резкие и важные послания, часто ускользают от слушателя в сладкой патоке таких песен, как «No More Dream», «Dope», и «Am I Wrong». Но они всегда рады возможности, как говорит Шуга, сделать свои песни «более честными, чуть более открытыми». RМ уточняет: «Я думаю, что это бесконечная дилемма для каждого артиста, насколько можно быть откровенным и честным в творчестве. Но мы стараемся раскрыться как можно больше».

Конечно, честность имеет свои пределы, особенно когда вы — самая влиятельная группа в мире. На просьбу описать новый альбом, который выйдет 12 апреля (на момент публикации он уже набрал более 2,5 миллионов предварительных заказов), участники предлагают загадочные, но восторженные коаны (дзэн-буддистские высказывания), такие как «терапевтический» и «освежающая хрупкость». Честно говоря, они и не могут сказать точнее, поскольку трек-лист нового альбома еще не утвержден: поздние решения – это роскошь собственного производства. Хотя они и соглашаются сыграть одну песню — качающий рэп-тяжеловес под названием «Intro: Persona». (Он был выпущен в качестве тизера 27 марта).

Когда дело доходит до более личных вопросов о проблемах со свиданиями или о возможном развитии карьеры и целях участников после BTS, они изящно уклоняются от ответов, высказываясь так неопределенно, что вас это не может не впечатлить. Это все равно, что наблюдать за дипломатом, который к тому же профессиональный фигурист. О чем они реально хотят, чтобы люди знали — это их невероятная благодарность за преданность фанатов и счастье быть именно там, где они есть. То, что их реально заставляет задуматься, так это тема «священного грааля» американской поп-музыки — чарта Hot 100 singles. Они взломали топ-10 в прошлом году с песней «Fake Love», но пока не смогли подняться выше, в основном потому, что в радио-эфирах мейнстримовых радиостанций доминирует Hot 100, места в котором ускользают от них в США.

«Это должна быть отличная песня, — признает Шуга, — но есть и целая стратегия, которая связана с ее продвижением. Очевидно, нужна и определенная степень удачи. Так что, для нас важно просто делать хорошую музыку и хорошие выступления, и объединять эти элементы». Испанская музыка ломает этот стереотип, ведь песня «Despacito» 2017 года (пуэрториканского музыканта Луиса Фонси – прим. ред.) удерживала вершину Hot 100 рекордные 16 недель. Разве это не внушает оптимизм и не делает шансы не англоязычных артистов более реальными? «Вы знаете, что у латинской поп-музыки есть свои «Грэмми» в Америке, и это совсем другое дело, — задумчиво отвечает на это RМ. — Я не хочу сравнивать, но думаю, что для азиатской группы это еще сложнее. Hot 100 и номинация Грэмми — это наши цели. Но это всего лишь цели — мы не хотим терять свою индивидуальность, чтобы стать номером один. Если мы запоем только на английском или изменим какие-то другие вещи в себе, то перестанем быть BTS. Мы сделаем все, мы попробуем. Но если мы не сможем стать номером один или номером пять — это нормально».

Аоки, например, верит, что они достигнут поставленных целей: «Я стопроцентно уверен, что это возможно, что песня, полностью спетая на корейском языке, может достичь вершины Hot 100. Я действительно твердо верю, что BTS могут быть группой, которая сделает это. Они могут проложить путь многим другим группам. И когда это произойдет, мы все будем праздновать».

Вернувшись в Big Hit, группа приступила к работе, не терпящей отлагательств. RM предлагает быстрый тур по своей производственной комнате (у каждого участника есть свое собственное место для работы). Дверь снаружи охраняется причудливым набором статуэток известного художника Кауса, а внутри все кажется странным, как будто вы входите в крошечный роскошный домик Сандэнс, где есть красивый журнальный столик из куска черного ореха, ковры в стиле навахо, изящные рисунки на станах. RМ легко говорит, что восхищен такими продюсерами, как Zedd и The Neptunes («Фаррелл Уильямс и Чад Хьюго были моими кумирами в 2006-2007 годах. Голос Фаррелла! Он поет очень сексуально») и скромничает по поводу собственных навыков («Как битмейкер Шуга намного лучше меня. Я даже не знаю, как играть на пианино — я беру аккорды вот так», — показывает, будто просто лупит по клавишам).

Затем участники BTS вернулись в танцевальную студию, где переоделись в спортивные штаны и футболки, чтобы разучить новые движения с хореографом. Он начинает со сложной комбинации, и участники то и дело останавливаются. Но потом, повторяя движения снова и снова, доводят их до четкого и легкого исполнения. Похоже, пришло время оставить их. Парни весело машут и хором выкрикивают слова прощания. Потом они возвращаются к зеркалу и продолжают танцевать.

Автор статьи: Лия Гринблатт

Перевод на русский: topkpop.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий
Пожалуйста, введите имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.